Порно рассказы и секс истории

Трудный и мокрый день

Трудный и мокрый деньВторая часть рассказа «Ночное подглядывание». Продолжение истории.

Она шла быстрым шагом, задыхаясь по коридору больницы.

— Слушай, тут Алину Николаевну опробовал, хоть она и худышка без задницы и титек, но жаркая такая шту... — Говорил один врач, другому. Это был местный психолог Андрей. Языкастый мужик лет 30. Не сказать, чтобы он был сильно болтлив, но хвастаться перед своими коллегами-друзьями он очень любил, да и на вряд ли угадаешь, что у этого мужика на уме. Наверное, ему, даже, никто и не верил. Хотя, все же может быть и такое. Лена в этот момент чуть ли не бежала, хоть она и зацепила этот разговор краем уха, но ей было все равно. Алина Николаевна, действительно, была худощавой молодой мед. сестрой. Лена так и не смогла понять чем она может цеплять, видимо, мужикам наплевать, им лишь бы свой член вставить куда-нибудь в теплое место и получить оргазм.

— Здравствуйте, Елена Александровна! — , поприветствовал ее психолог, делая вид, что он ничего не говорил и их разговор вряд ли кто слышал.

— Привет, Лен, — подхватил слушатель Андрея.

— Здравствуйте, господа — говорила, чуть еле дыша Лена, — можно и без формальностей.

Лена шла обходя всех встречных людей, никого не замечала на своем пути, успевала только слышать пару фраз в округе, и то не вдумываясь, чисто случайно. В ее мыслях был случай происходящий сегодня утром. У нее увиденное так и врезалась в память, как фотография. Ее возбуждение было настолько сильным, что соски торчали до сих пор. Всю дорогу соски терлись в бюстгальтер размера 36DD, который явно немного сдавливал грудь. Он был меньше ее груди, но он был куплен на распродаже в «Дикой Орхидее» и являлся самым любимым. От испуга опоздать, она нацепила на себя все, что попалось на руку... Помимо любимого красного бюстгальтера, она надела белые стринги. Особенность этого прокола была в самой модели трусиков. Они врезались в попу при очень быстром шаге, заставляя Ленины ягодицы чувствовать себя отдельно от тела. Потом классические брюки, и белая блузка — классический вариант одежды для врача.

— ... вот на самом деле я бы ее оприходовал бы... да, думаю было бы шикарно, — продолжал свой рассказ психолог. Услышав это Лена не могла не отреагировать на такое. Во-первых это не профессионально, особенно со стороны врача. Хоть и психолог из него хороший (именно к нему все ходили, не только обычные пациенты, но и те же работники больницы), но не может же быть он на столько извращенным! Во-вторых, это заводило Лену. Ее походка стала более рассеянной. За одно утро ее возжелали уже двое, а если дело дойдет до вечера, то так и подавно можно с ума сойти! Соски зудели со страшной силой. К тому же ее грудь прыгала от большого скоростного передвижения. К сожалению, это единственный наверное минус большой груди. Но в данный момент времени, а то есть, в возбужденном состоянии это еще и продолжало заводить. Обидно было то, что Лена, не смотря на свою оплошность — одевая стринги, еще и, к тому же, забыла «подстелить под себя» ежедневную прокладку. Она не заметила как с нее потихоньку начинало стекать. Находясь в возбуждении столько времени, ее мозг отказывался чувствовать влагу в интимном месте, но по ноге явно стало ощущаться. «Лишь бы до колена не доползло, и брюки не испачкать... так... надо сначала заскочить в кабинет, а потом резко в туалет... ».

Заскочив в главный кабинет отделения, Лена резко кидает сумку и снимает с себя пальто.

— Не гоже молодому хорошему врачу опаздывать и даже на 5 минут! Где ваша честь, государиня! — сказал ей старческий голос. Альберт Эдуардович самый опытный из врачей, которого Лена встречала. А значит и самый уважаемый. Он был зав. отделением и очень любил порядок.

— Простите меня, Альберт Эдуардович! Пробки-пробки...

— Мне ли тебя учить выходить по раньше? Ты не летай в облаках-то, учти, вы Леночка, тут совсем недавно, всего-то прошло ничего времени, так что лучше бы вам закрепиться в выгодном месте, чем идти искать задрыпанную поликлинику.

— Такого больше не будет, — говорила на автомате она. В мыслях все было иначе. Паника. Быстрей бы успеть до туалета, а там себя и успокоить...

— ... ладно. В 9:40 у нас обход. Будьте готовы.

— Поняла.

Она тут же «вылетела» из кабинета, прихватив с собой немного тампонов с ватой. Благо туалет был близко. Положив на туалет содержимое в руках, Лена запирала одной рукой быстро дверь, а второй — расстегивала себе брюки. Сняв брюки до колен она уставилась вниз: ей мешала грудь. Чуть прижав бюстгальтер к себе она поняла, что возбуждение усилилось, а стринги визуально, буквально на глазах, совсем становились мокрыми. Ее слизь действительно уже скатывалась до самого колена, когда она подхватывала марлевым тампоном ее. Самое аккуратное «вытирания себя» было именно в зоне вагины. Ей пришлось сесть на стульчак, отодвинуть перед стринг аккуратно пальчиками и нежно-нежно вытереть себя. Каждое прикосновение к себе ей давал жесткое блаженство. Клитор горел, и, такое ощущение, что разбух.

— Ах... сссс... аа... ! — каждое прикосновение ватой и тампонами ее будоражил не только в физически, но и в моральном плане.

— У вас там все хорошо? — сказала уборщица, услышав легкий стон Лены.

— Да, все... хорошо... «Так, надо быстро до вытереться, подложить под себя тампоны марлевые и бегом в палаты на осмотр! Терпи и не думать о похабном!» — ее движения явно ускорилось, хотя и действовала аккуратно, как хирург. «... нет времени на самоудовлетворение... быстрее... » — подбадривала себя.

Выйдя из туалета, и, для приличия смыв все «доказательства», Лена направилась в палату к больным.

Благо, успела вовремя... — сказала про себя Лена. Она со спеху выхватила у мед. сестры карты больных и стояла ждала Альберта Эдуардовича, который уже подходил к первой палате. Подождав, пока он слегка улыбнется, таким образом поприветствовав снова Лену, она, как положено пропустит его в палату первым, а потом зайдет за ним. Так и получилось.

Когда Альберт Эдуардович с Леной зашли в палату, их ждало всего три пациента.

— мда... не густо, но хорошо, однако, день начался... — Аккуратно шепнул зав. отделением Лене. — Здравствуйте, господа! С кого начать?..

В палате действительно было всего 3 человека. Двое мужчин и один юноша. Один из мужчин стоял, и виновато смотрел на врачей. Лена тоже удивилась, в первые палата не то, что неполная, так она больше чем на половину пустая! Да и карточек нынче не так много (по весу это определялось не так трудно), и они были тонкими. «Наверное, новенькие... » догадывалась Лена.

— Давайте начнем с вас молодой человек. Чего вас беспокоит?

— ... — юноша молчал, но показывал на горло.

— ... а, точно, еще вчерашний... гланды и сорвано горло... — он начал щупать горло-... но ничего, сынок, сегодня тебя подлатаем, подумаешь не попоешь недельки три... а вы слышали, что он певец, прям в музыкальном учиться!

Лена была ошарашена парнем. Для нее утреннее — как фобия. Соски до сих пор натирали бюстгальтер и не хотели расслабляться.

— ... не... нет, не было. — растерянно и смотря в пол отвечала она. Смена не моя была вчера в больнице... в поли... поликлинике была.

— А! точно. — он повернулся снова к парню, — Ну, с тобой все понятно. На операцию через 30 мин и потом как новенький. Так-с, а вы ждете операции, я так полагаю? — повернулся он к молодому человеку лет 27. — Леночка, карту мне, пожалуйста!.

Она протянула ему карту и присела на край противоположного спального места.

— Воронков Егор, 27 лет, анализы в норме, варикоцеле слева... хм, операция через час, надо вас снова осмотреть. Вставайте, поднимайте майку и спускайте штаны.

— Хорошо, — неохотно и смущенно ответил Егор. Все-таки, в палате была девушка хоть и врач. Очень даже симпатичная и с сочной фигурой. Он прямо не отводил от ее большой груди глаз, что не могло не смущать Лену. Он встал, развязал шнурок на спортивных штанах и слегка спустил штаны до середины бедер, одной рукой оголяя свой торс.

— Хм. До колен опускайте. Опускайте-опускайте, не стесняйтесь, здесь только мужчины и врачи. Леночка, дайте мне перчатки...

Лена протянула запас перчаток, находящийся у врачей всегда в карманах. Передавая их, Лена чуть не упала в обморок. Ее глаза были на столько большие, что Альберт Эдуардович был готов проверить ее глазное дно когда брал перчатки. Егор опустил штаны до колен и там болтался вполне хороших размеров свисающий половой орган. Зав. отделением натянул перчатки и стал ощупывать больного. Потрогав низ живота, спускаясь к половым яичкам он медленно и тщательно ощупывал больного. Лена первый раз видит детальный ощупь больного, а точнее мужских органов таза.

— Покашляйте — не отрывая пальчики от Егориных яиц сказал Альберт Эдуардович.

— Кха-Кха.

— ... ага... Леночка, вы должны это почувствовать, как профессиональный врач.

— Да сейчас — натягивая на руки латексные перчатки, согласилась Лена. Она очень волновалась. Ее мозг выбрасывал в эту минуту столько эндорфинов, что боль от напряженных сосков вообще не чувствовалась, а это трудно было не заметить. Бюстгальтер чуток приподнялся, да так, что ей пришлось расстегнуть верхнюю пуговицу своей блузки, показывая не только глубокий вырез декольте, но и чуток верхних кромок красного бюстгальтера. Также виднелось, даже через блузку, виднелось очертание ее твердых сосков. Даже мальчик заметил это.

— ... вот-вот, тут... — показывая где нужно щупать спокойно говорил Альберт Эдуардович, а главное, такое образование редко где увидишь! Лена щупала дрожащей рукой. Перед ее лицом висел не маленьких размеров член и ее взгляд пытался найти точку на полу, а мысли — сконцентрироваться на образовании.

— Да, согласна, вздутие артерии главного канала. Надо оперировать сегодня же!

— Согласен, он уже в очереди, через час все будет хорошо. Одевайтесь. А у вас что? поворачивая голову обращался зав. отделением к последнему пациенту.

— у... у меня деликатная проблема...

— Сейчас посмотрим. Леночка карту больного, пожалуйста.

«Леночка еще не отошла от чле... от прошлого пациента, а вы тут... » — подумала Лена.

— Да, сейчас.

— Понимаете, у меня... — продолжил пациент стоящий перед кроватью — у меня в зад застряла лампочка..

В эту минуту Лена передавая карту больного в руки Альберта Эдуардовича, случайно роняет ее на пол.

— Извините меня, сейчас. Она нагнулась за картой, заставив смотреть последнего пациента с изумлением на ее глубокий вырез. Ее юбка натянулась, выдавая очертание ее стринг. Аппетитная попа молодой врачихи стала по нраву предыдущему пациенту и ему вздумалось ее схватить за мягкую и сочную ягодицу. Лена испугалась и резко встала и передала карту старшему врачу. Хотя она ничего не сказала улыбающемуся Егору, но явно недовольно на него бросила свой смущенный взгляд. «Течет, через марлевый тампон... надо бежать... менять, срочно!» Это ощущения влажного наполнителя давящий слегка на Ленину вагину придавал еще больше румянца на ее лице. А услышанное вообще не давало покоя.

— Антон Иванов, 29 лет, рост 169, вес 60 кг... так-так... ну что, осмотрите больного, исправим его... кхм... оплошность и опустим с миром. Займитесь этим Леночка... А я дальше один пойду, там после операции остались пациенты, сам справлюсь... делов на мин 5.

— х... хорошо... Альберт Эду... ардович.

— Леночка с вами все хорошо? Что-то вы сегодня рассеянная какая-то...

— Нет, все... Все замечательно, я просто..

— Слушайте, как поможете пациенту, идите-ка вы домой, даю отгул вам. Не нравиться ваше состояние, проверьте давление и хорошо выспитесь.

— Хорошо, Альберт Эдуардович.

— Так, молодой человек вы-за дамой. А вам придется подождать мед. сестру, она вас приготовит двоих к операции. На сегодня все. Всем до операции. — старый врач улыбаясь, выкидывал свои перчатки в урну и разворачивался к выходу вместе с Леной и пациентом.

Выйдя из палаты зав. отделением сразу озадачил проходящую мимо мед. сестру:

— Алина Николаевна. Там молодой пациент, его нужно через 30 мин в операционную номер 2. А тот, что с варикоцеле — побрить и подмыть перед операцией.

— Будет сделано.

— А вам, Леночка, можно в перевязочную и потом домой. Все, до свидания. — улыбаясь произнес Альберт Эдуардович и развернулся в следующие палаты.

Леночка кивнула головой, она понимала, что чем раньше она закончит, тем быстрее поедет домой переодеваться.

— Прошу за мной — подавала она сигнал рукой и шла в перевязочную.

«Господи, по быстрей бы, по ногам стекает...»

Они зашли в перевязочную. Как только пациент зашел Лена закрыла дверь на ключ, чтобы, если кто-нибудь решит зайти, то не сделал это при «конфиденциальной помощи».

— Прошу, снять штаны и встать на кушетку, опереться руками и коленками и задом к выходу. — Сказала она одевая белые латексные перчатки.

— это на четвереньки? — уточнил своим мягким голосом Антон, снимая трусы.

Он не стал снимать вверх одежды, подумав, что его черная вязаная кофта с большим горлом, а тем более и футболку, находящуюся под ней, не стоит снимать, так как они не мешают. Он аккуратно снимал свои семейники и повесил их на крючок, в отличии от, кинутых небрежно на соседнюю кушетку, джинс. Лена даже не обратила внимания на размер его члена. Его половые органы не так выделялись на взгляд, как цоколь от лампочки, который торчал у него в заднем проходе. А на небольшой член и большой мешок для яичек было не профессионально пялиться.

Трудный и мокрый день


— Да, именно так.

Пациент встал на кушетку в позу питомца. Лена смазала с большого флакона Вазелина и пальцем обмазала анальное отверстие и часть лампочки пациента.

— Аай... холодно.

— Потерпите чуток, сейчас в журнал занесу вас.

Пока Лена аккуратно писала в журнал, держав в одной руке правую перчатку вдалеке от стола, чтобы не испачкать все вазелином, пациент смотрел на ее декольте. Она вызывало в его глазах бурную реакцию. Стол находился сзади Антона, поэтому ему пришлось смотреть на ее грудь изгибая шею.

— Не вертитесь там! А то вытащу с осложнением и больнее будет! — заметила это Лена. «Боже, как же мокро... все прям хлюпает... » Она пыталась сосредоточиться на писанине, и по задумчивости, старалась еще не запачкать мазью от перчаток стол. Антон от грубого замечания резко повернул голову в направление противоположной стены.

— хорошо, как скажите.

— Все, я закончила. — вставая, Лена натягивала перчатку обратно на правую руку. Она заметила, что запачкала стул своей влагой. «не забыть вытереть... ». Она все так же пыталась сконцентрироваться на профессиональной деятельности. — Ну, что... — подходя к кушетке, продолжала она — ... давайте, ноги пошире, прикусить нижнюю губу и чуточку потерпеть, вы и не успеете понять, как она вышла.

— Хорошо.

Лена, брызнув еще пару капель на перчатки вазелина, провела пальцами вокруг инородного тела и схватилась другой рукой за ягодицу больного. Начав тянуть за цоколь лампочки ее взгляд заметил небольшое набухание простаты у больного.

— Аах... — простонал Антон. Лампочка с небольшим трением, но удивительно легко выходила из анального отверстия. Лена удивлялась не только скорости операции, но и громадного размера простаты Антона.

С легкостью вытащив лампочку, Лена поняла, что лампочка была не такая по представлению. Такие лампочки обычно вкручивают в декоративные настольные лампы, они, обычно, продолговатые и в диаметр, примерно, в два пальца. Она смотрела удивленно то на лампочку, то на отверстие из которого она вышла, то на простату. Анус у Антона не хотел сжиматься. Заднее отверстие повторяло ровное очертание лампочки.

— Извините, но как лампочка попала к вам в заднее отвер... — Лена подошла к Антону с боку. Она смотрела как Его взгляд был направлен в потолок, его дыхание было задержанным, а возбужденный половой член Антона размером с длинный средний Ленин палец, слегка двигаясь то вверх, то вниз, извергал большое количество спермы на коричневую кушетку.

— У-кх.

— Что за... — с большим ртом промолвила Лена.

Антон резко встал с кушетки. И сложил руки, будто молясь на прекрасную особу:

— Простите меня, пожалуйста! Я сейчас... я сейчас все уберу! Понимаете... я это не... не специально...

— ... так... это что сейчас было... ? — Пытаясь сохранить спокойствие сказала Лена.

— Я все объясню — Антон краснел и понимал, что должен доверять врачу. — Я люблю... люблю все пихать туда... ну, вы понимаете... когда я смотрел на вашу гру... на вас... у вас нежные руки... понимаете, я предпочитаю очень не стандартный вид фетиша... а когда вы меня смазали и ваши формы... мм... просто сказка.

По Антону сложно было сказать, был ли он смущен, или взволнован, или, все-таки, что-то смешанное между «нравилось, хотелось» и «испуганность и смущенность». В его планы не входил такой сценарий действий. Он пытался все объяснить и запинался на каждом предложении.

— Быстро, одел штаны и вон от сюда!

— Вы мне понравились, и я хочу...

— ВОН!

Антон как угорелый, с легким румянцем на лице и еще стоячим небольшим членом ринулся, как будто с удовольствием, быстро одевать штаны на себя. Он со скоростью пули влетел в штаны и не поворачиваясь открыл дверь и убежал.

Лена хлопнула дверь перевязочной со психу и закрыла замок. Она прошла до середины комнаты, до кушетки, на которой был пациент. Переводя дыхание и смотря в потолок, она вздыхала, ее жидкость текла по ногам, соски были опухшими до невозможности. Переведя взгляд на кушетку она заметила большую лужицу спермы.

— Черт... придется убрать... Она взяла марлевые тампоны и емкость для бинтов и других предметов, типа скальпеля. Проводя по кушетке и выжимая с тампона в белую ванночку еще теплую густую сперму Антона, она возбуждалась даже от злости. «Какой трудный и мокрый день... нужно домой». Закончив с кушеткой, она поставила емкость вниз перевязочного шкафа и закрыла дверцу. «Завтра замету следы». Она села на кушетку, сняла сначала с левой руки просперменную перчатку и кинула ее в мусорку. Той же рукой она полезла себе между ног, забыв что перчатка на правой руке была вся в вазилине. «Аай, черт с ним!» — подумала Лена. Она аккуратно пальчиком оттянула перед стринг и левой рукой вытащила полностью мокрый тампон. Кинув его туда же, куда полетела левая перчатка, Лена продолжила с громким треском оттягивать стринги, до разрыва ниточек. «Явно больше они мне ничем не помогут... теперь с этим разобраться... » Разорванные стринги она положила в карман халата, а перчатку с правой руки сняла и бросила так же в мусорку. Сняв халат, а затем и блузку, она сняла свой любимый бюстгальтер, оголив полностью грудь — «ух, наконец-то... свобода.» — Она смотрела на соски, они были очень твердые, и розоватого оттенка от потертости. И только Лена сложила аккуратно свой любимый бюстальтер, и решила обдумать план действий, который поможет ей решить как спокойно замести следы, как в двери послышался стук...
Дата: 23-08-2018, 16:07
Просмотры: 1 652
» » Трудный и мокрый день
© 2009-2019 SexReliz.com - порно рассказы и ххх фото
Внимание! На этом сайте размещены материалы эротического характера
Входя на этот сайт Вы подтверждаете, что вам 18 и более лет
Наверх