Порно рассказы и секс истории

Отодрал засранку в дымоход

Отодрал засранку в дымоходГрамотный развод девочки на секс — это поэзия, мои рыбки. Учитесь пока я еще даю уроки пикапа, а то так и будете письку дрочить до седин.

Заходя в приличное заведение не рыпайтесь, девочки никуда не уплывут. Тут главную роль спокойствие играет. Так себе и уясните, а лучше на носу зарубите!

Лично я с первых секунд проникаюсь атмосферой клуба и после чувствую себя как рыба в воде. Могу так, а могу эдак. Хочу по течению плыву, хочу на глубину занырну. И везде мне по кайфу! Это, друзья мои, секс-рыбалка. Здесь не время нажираться водкой, если, конечно, хотите чего-нибудь словить. Вы пока мальки неопытные, а я выходит своего рода премудрая пиранья. Так что держитесь меня и будет вам благо. Глядишь, дорастёте когда-нибудь и до моего уровня. А пока мне нужна рыбка побольше да покрупнее, чтобы икорку метнуть. А вы понаблюдайте за моими отлаженными действиями — пригодится еще.

В глазах огонек похоти и смотрю я эдак прищурившись, с хитринкой. Алчно, хищно... Плотоядно — во (Вспомнил слово покрасивше)!

Пресноводная рыбка в обычном замшелом клубце не водится. Ее тут днем с огнем не сыщешь. А для того чтобы поймать такую крупную добычу нужны VIPы. Я имею ввиду контакты, знакомства, вписки, проходки. Все это залог вашего вхождения в высшие слои атмосферы. Все это у меня конечно же есть. Вам же, мальки, о таком лишь мечтать остается. Так что довольствуйтесь тем, что есть.

Вот мне посчастливилось повстречать сегодня самую настоящую красотку. Русалку, если хотите. Про себя я ее сразу Ариэлью окрестил. Все дело в волосах. Переливаются, дай боже, всеми цветами радуги. Рыжие такие. А что до внешности, то тут все в полном поряде: ноги от ушей, кожа — кровь с молоком, глаза — утонуть!

«Вот засранка!» — так я и сказал, дивясь ее ужимкам и кочевряженьям. Умеют же лярвы эти мужика-то до белого каления довести одними своими бесовскими плясками. То выпрямится как струна, то присядет до пола, словно в него невидимый елдык вмонтирован. Спорю, что они еще и постанывают при этом, только музыка все перекрикивает и нельзя с уверенностью сказать наверняка.

— Привет! — говорю. — Че по чем? — смотрю на нее своим фирменным взглядом, приплясываю.

— Ну, привет. — говорит такая, мол я тебя впервые вижу. — Хорошо все.

— Одна здесь крутишься или с пэдрой? — интересуюсь я.

— С подружкой, а тебе-то что? — говорит она и смотрит со все возрастающим интересом.

— Интересно мне, что такая красотка делает в таком захолустном месте, как это. — мастерски отвешиваю комплимент я.

— Подружка позвала, говорит музыка здесь хорошая.

— Музыка-то говно! — говорю я честно, чтобы думала потом, что я всегда честно говорю — Очень плохая. Ни о чем.

— А чего танцуешь тогда? — с интересом спрашивает она, видно что я ее явно заинтриговал.

— Я-то. Да это рефлекторно. Туц-туц — ноги сами в пляс идут.

— Понятно.

— Ну я пойду тогда. Еще увидимся.

Ну а пока моя маленькая принцесса пляшет я решил немного размяться перед ночью любви, которая мне после такого нехилого подката просто гарантирована.

Отошел к сракотельне, а там стоит рева-корова, сопли на кулак наматывает. Тушь потекла, ебало в крошках. Но что мне ее растекшаяся тушь, девушка в слезах, а это значит, что кто-то ее должен утешить.

Пусть и не мой профиль, но мне как человеку опытному любое выплаканное море по колено. Да и на рожу не крива. Для сексуальной разрядки в самый раз. Сиськи-письки — все при ней. Есть что называется за что подержаться. Да и не люблю я об кости биться, понимаете.

Вот я уже завожу ее в толкан и насаживаю ейный ротик на свой кукан. Стихи, епта! Говорю же, развод что твоя поэзия! Ну а я последний романтик в этом напрочь прогнившем меркантильном мире.

Во рту словно в пустыне. И не подумаешь, глядя на всю эту мокроту на лице. Протаранил я ее насухую. Теоретически ей было больнее. Хотя признаться честно одну скупую мужскую слезинку я все же проронил. Уж лучше бы каплю смазки выделил! Но организму своему как говорится не прикажешь.

Что-то она ручонками своими упиралась, но я их так ловко в стороны развел и продолжил свое черное дело. Пока она мне насасывала я все мял левой рукой ее дойки, ну а правой как-то так вышло, что за рулон туалетной бумаги ухватился. Хороша, однако! Рифленая. Как я люблю. Это я про бумагу в смысле. Приятно, когда о тебе думают держатели заведения, а то по большей части все какую-то херовую вешают, тонкую. Даже удивительно! Вовремя я себя осадил, мол довольно подтирку портить, а то охрана ворвется и меня мордой в ссаки положит. Шучу конечно, но с вами, мальки, такое случиться может в легкую. На раз-два! Вы же еще совсем зеленые, так и напрашиваетесь на неприятности. Но что это я тут распизделся, пора и честь знать.

Да, качественную блядюгу я сегодня выцепил для разрядки, нечего сказать. Заглатывает отменно.

Слышу кто-то за дверью мнется.

— Занято! — говорю. — По-большому на улицу шуруйте! Нечего тут шастать.
— Откройте! Полиция. — послышался властный голос. — Охрана, я хотел сказать. Открывайте поживее, тут одному таджику плохо. Водки перепил, утомился. Вот-вот срыгнет.

Даже кончить на скорую руку не дали, суки! Пришлось отпирать. Что тут поделаешь. Не в молчанку же с ними играть! Ворвутся же все равно. Только хуже будет. Хотя, что может быть хуже гастера блюющего мимо унитаза на твою партнершу по быстрому сексу? Сексуальный аппетит у меня отшибло тут же.

Пора мне уже сходить посмотреть, как там моя принцесса себя чувствует. Не увился ли там за ней табун мужиков. Иду на поиски, но что-то ни на танцполе, ни у барной стойки нет принцесски. Очко так и заиграло, пересрал я, признаюсь. Упустить такую рыбку сродни преступлению!

Обнаруживаю ее, к своему счастью, на пуфиках с жопомордой пэдрой рядом. Странно еще что никто не ухлестывает прямо в чил-ауте.

— Может переместимся в места не столь шумные? — предлагаю я сходу. Не люблю чикаться. Тем более пока тихо и нет других алчущих самцов.
— Я без подруги не пойду! А ты к себе зовешь что ли?
— Да что тут ловить, погнали ко мне на хату! Там тишь, гладь, да благодать. Самое место, чтоб симпатичных рыбок под хвост...
— Что?! — вылупила на меня свои окуляры.
— Говорю, самое место, чтобы танцы свои дикие плясать, да и в целом угарать, вашу мать!

Сказано-сделано! Запоминайте, дрочеры, как себя с бабой нужно вести. Они же как рыбехи, чувствуют любую дрожь, любое трепыхание. Так пока вы там будете сиськи мять — добыча уже с крючка соскочит.

Не дожидаясь ее согласия я встаю с пуфиков и двигаю в сторону выхода, по пути призывно виляю задницей. После таких вихляний хвостом любая стерлядь последует за мной, в омут с головой.

Одна проблема только возникла в этот раз — подруга увязалась. Только я не лыком шит. Сказал своей Ариэли заговорщицки, что койко-мест на всех не хватит, мол, домой пущай отправляет корефанку свою. На удивление сработало гладко, даже не пришлось ушатывать никого. А ведь это я могу в легкую.

Ловлю такси, а сам уже представляю как буду драть эту русалку в собственных покоях. Едем по ночному городу, а у меня из головы не выходят ее голые коленки. Расплачиваюсь с бомбилой, смотрю на него, а сам мысленно уже спускаю на ее ангельское личико. В такси я принципиально не начинаю веселье, тут важно «нагнести» атмосферу и не спугнуть в последний момент жертву, а то было дело, из такси вышли, а телочка ломанулась и огородами ушла. Что на нее нашло — хз.

Заходим в подъезд, а у меня уже 22 стояка в штанах! Не хочу, чтобы моя девочка видела мое преждевременное желание. Прикрываю хозяйство рукой, а сам как только могу отвлекаю ее внимание всякими пустяками:

— Вот штукатурка тут облупилась, а там школяры ягер распивают обычно, здесь кто-то нужду справил. — прекрасно понимаю, что это не послужит для нее возбуждающим фактором, но деваться-то некуда.

Зашли наконец в хату. Я принялся поскорей стягивать свои тухли, только не ожидал, что ноги так взмокнут, чуть не подскользнулся на линолеуме и не растелился перед моей дорогой гостьей. Но больше никаких неожиданностей не приключилось и я смог полностью посвятить себя сладенькой рыбке. Уложил ее на кровать нежно и стал раздевать, чешую счищать. С платьем я справился лихо, но вот с колготами пришлось повозиться. Чего только не напялят на себя эти красотки зимним вечером. Аж две пары натянула мерзлячка!

— А с себя брюки снимать будешь? — поинтересовалась она, когда с ее туалетом было покончено. Признаться я даже немного взмок от натуги, ведь барахтаться в теплых зимних брюках было чересчур жарким занятием. Да и фуфайка еще была на мне. Так что вот вам мой совет, раздеваться начинайте еще с лифта, особенно если дело зимой разворачивается. И не поддевайте под свои парадные штанцы никаких треников, потом проблем не оберетесь! Это асексуально, я вам кричу.

Таким образом я потерял кучу времени возясь с этими тряпками, но болт мой стоял как надо. Крепкий, с прожилками, он уже вожделел откушать слюнтявую пельмешку. Но я человек опытный и знаю, что пельмешка сама слюнявиться не торопится, так что сам принялся увлажнять проход в райские кущи.

Поработал как следует язычком над ее околопиздием. Девочка расслабилась судя по стонам и уже прогибала спинку, что значило «возьми меня — я вся теку!» Отлизывать больше положенного не вижу смысла, так что я вскочил как заправский кобель на свою сучку. Вошел рывком и дальше все пошло-поехало.

Тривиальных фрикциями, само собою, дело не кончилось. Загнал ее под себя. И как-то так вышло, что она мне уже очелло вылизывает. Вот те на! Впервые у меня такой опыт, хочу признаться. Хотя корешам я говорю, что регулярно принуждаю девок к прочистке дымохода язычком. Ощущения непередаваемые, я вам так скажу. Немного непривычно, но дико заводит. Вот такие вот пироги с рыбами.

Моя идея фикс на сегодня — это трахнуть красотку в попку. Настоебало хлюпать членом в унде и я выхожу из нее, чтобы покорить новую вершину. Спрашиваю, как она, не прочь если я с черного входа зайду. Та кивает, мол входи, не заперто.

Послюнявил обильно ладошку, провел где следует и присунул. Но не тут-то было. Оказалось, что девственна Ариэль сзади, так что нужно срывать резьбу. А та пыхтит, чуть не плачет, но слова свои назад не забирает. Сама напросилась, так что взял я ее за жабры. Мал помалу, но на кукан я ее насаживал. Даже не насаживал, а скорее вкручивал. Тут ведь главное осторожным быть, деликатным любовником. Та как заверещит.

Ладно, думаю, без смазки делать здесь нечего. Отправил бедняжку на кухню за баночкой рыбьего жиру. Прихрамывая с горем пополам отчалила из опочевальни..

— Посмотри там на полочке, должна стоять склянка с жирком.

— Тут темно хоть глаз выколи! Ничего не вижу.

— Лампочка перегорела, новую не вкрутил покамест. — говорю. — Дай глазам к потемкам привыкнуть.

— Где полка-то навешана скажи хоть?

— Слева от дверного проема пошукай.

Слышу, саданулась шарабанкой об полку.

— Ээээ, полегче там, не в посудной лавке! Ищи давай, что велено.

— Бля, имей терпение. Я тут вообще в первый раз. Слишком много хочешь.

— Надеюсь, в последний.

— Что? Что ты там говоришь?

— Ничего. Не отвлекайся от важного дела.

— Так, тук какие-то крупы.

— Во-во! За гречей должна быть.

— Тут банка с медом. Пойдет?

— Не тронь. Он бабушкин.

— Кто? Мед?

— Нет. — не выдержал я такой несусветной тупости. — Я, блядь!

Запоминайте, пацаны, с бабьем разговор короткий. Никаких чесаний языком. Язык им на то и дан, чтобы обрабатывать наши пацанские причиндалы.

Приволоклась обратно. Ну я смазал обильно, не жалеючи... и в бой!! Только чувствую — запахло жареным, то есть не жареным, а чем-то неприятным. Запах секса не дает сперва понять, что за вонища.

— Ах, ты проблядуха! — прозрел я. — Это кто тут обтрухался?! — я взревел. Думаю от моего крика она испражнилась еще раз.

Чтобы не терять своего достоинства я схватил ее за волоса и со злости плотно приложил лицом в экскременты. Признаться честно, запах кишечных выхлопов меня слегонцухи зацепил. Фалос как стоял колом, так и стоял дальше. На секундочку показалось, что он даже децл увеличился в поперечнике (Я ИМЕЮ ВВИДУ ЗАЛУПУ).

Отодрал засранку в дымоход


— Ёбаный насрать!!! Как ты не уследила за своим клапаном?! Что уже дно не держит?! — ругал ее и поносил на чем свет стоит. Для виду, конечно. Вся эта ситуация стала мне напоминать забористое копро-порно. Теперь я понимал этих извращенцев, как никогда. Так что если у вас, мальки безусые, от чего-то стояк недецкий, то не стоит этого стесняться и краснеть. Это норма. Все мы извращенцы глубоко в душе. И всего лучше дать выход этому дерьму (в прямом и переносном смысле), а иначе может произойти какая-нибудь страшная диффузия и ваш кишечник, ровно как и подсознание, разорвет нахер.

Девка причитала и глотала сопли, умоляла ее пощадить и прекратить таскать за волосы, потыкивая в кал. И действительно, достаточно для нее на сегодня, решил я.

Я взял с трюмо бабушкин гребень и стал расчесывать ее растрепанные волосы.

— Ну-ну. Хватит плакать. — сказал я. — Я же пошутил. Мало ли, с кем не бывает. Подобная оказия с любой телухой может приключиться.

— Я не хотела. Случайно... это вышло случайно. — захлебываясь в слезах говорила она.

— Верю-верю, что говно вышло случайно. — я продолжил проходиться гребнем по ее голове. Она должна понять, что бояться ей нечего. — Дерьмо случается.

— Ты меня не обидишь? — спрашивает и глазками луп-луп. — Больше унижать не будешь?

— Чес слово! Больше ни одной оплевухи! Вот те крест! — отвечаю. — Хочешь анекдот расскажу?

— Анекдот?

— Про Чебурашку и крокодила Гену.

— А он смешной, да? — спрашивает и сопли в себя всасывает.

— До слез ржачный. — скаламбурил я. — Так что внимай, красавица.

Идут крокодил Гена и Чебурашка по городу. Видят, лежит большая лепёшка. Гена одним пальцем потрогал, лизнул и сказал: «Говно!» Чебурашка сделал тоже самое и сказал: «Шоколад!» Гена снова попробовал и сказал: «Говно!» Чебурашка взял горсть от лепёшки и сказал: «Шоколад!». Гена повторил и тогда Чебурашка взял и съел всю лепёшку целиком и говорит: «И всё же ты был прав, Гена! Это говно!»

— Ха-ха-ха!! — залилась моя принцесса. — Это самое смешное дерьмо, что я в жизни слышала. Расскажи еще. Про Петьку и Василь Иваныча.

Вот так, ребяты! Помните, какой мощный поток ионов несет в себе Его Величество Сортирный Юмор. На случай неловкой паузы или вот такой вот слезливой ситуации, как у меня приключилась, всегда пользуйтесь заготовленным анекдотцем. Благо они имеются на все случаи жизни.

Анекдоты так разгорячили нашу кровь, что мы не долго думая занялись самым грязным сексом в нашей жизни. Это было, ни много ни мало, откровением, нарушением табу. Мы мазались фекалоидами, слизывали суглинок со своих пяток, совали нос, куда не следует и в итоге получили мощнейший оргазм от своих откровеннейших действий. Вот так, господа хорошие, я открыл в себе копрофага.

Нас разбудили первые лучи солнца. Ее руки обвивали меня, а сама она сопела мне в затылок.

Я потянулся и вынырнул из теплой, пусть и грязной, постели. Быстренько шмыгнул в туалет, сделал там свои дела и отправился на кухню. На скорую руку сварганил завтрак из гречи и бабушкиного меду и пошел будить принцессу Ариэль. Вошел в опочевальню и... обомлел.

До чего же она была страшная, скажу я вам. И дело вовсе не в говне, прилипшего к ее волосам и шее. Тут дело во внешности: зубья кривые, ноздри шиворот-навыворот, ноги колесом, глазья, как у поросенка. А брюхо-то, брюхо! Не живот, а фартук!

Как я мог с такой грымзой лечь? Это же уму непостижимо! Бьюсь об заклад, что без ворожбы и сексуальной магии здесь не обошлось.

Запомните до конца своих дней, парни. Внешность может быть обманчивой. Может и будет. Да настолько, что на утро можно с ума спятить. Вот и я кажется поехал. Я поехавший. ПОехавшиииииий! А — ля — тру-ля-ля!

Так! Хватит! Пора собрать себя в кучу. Пусть и кучу говна, но все таки. В здравом уме и твердой памяти я заканчиваю эту историю. До новых встреч, рыбаньки мои.
» » Отодрал засранку в дымоход
© 2009-2018 SexReliz.com - порно рассказы и частное фото
Наверх