Порно рассказы и секс истории

Школьная учительница Натали

Школьная учительница НаталиТеперь меня называют только Натали. Я знаю три иностранных языка, и свой, русский, в совершенстве, у меня акью примерно как у Шерон Стоун, аналитический склад ума, методика быстрого чтения за пазухой, но при этом длинные ноги, 220 см при сложении длин, грудь 4 размера и волнистые светлые волосы до попы. Я сейчас одна из самых дорогих проституток Первопрестольной. Может вам будет интересна история моего перевоплощения...

Могла ли когда-нибудь маленькая девочка с прыщами, комплексами и пятерками в дневнике поверить, что с ней когда-нибудь будут случаться такие невероятные вещи? Нет. Однозначно. Никогда. Но такое бывает, редко, но бывает и довольно часто.

С детства я обожала детей, часами играла с ними, потом, чуть повзрослев и надев школьную форму, усаживала своих маленьких братика и сестричку за их столик и учила буквам и словам. Когда взрослые спрашивали, кем хочу стать, то я, совершенно уверенным и спокойным голосом, посматривая большими глазами на вопрощающих, гордо отвечала: «Учительницей!». За все 10 лет школьного образования ничего не поменялось. Только к выпускному классу мечта обрела более четкие очертания и немного трансформировалась: из преподавателя истории в учителя младших классов. И тому была крайне веская причина: мне казалось, что маленькие детки любят своих первых классных учительниц бескорыстно, невзирая ни на что. И это было не случайно. Ведь практически с пеленок, мое тело и лицо покрывали жуткие красные высыпания — крапивница, которые делали меня похожей на пациентку ожогового центра, все детство врачи и родители безуспешно искали первопричину, но, увы, тщетно. Это делало меня в глазах окружающих и особенно мальчиков заразной и мерзкой, ко мне даже редко приходили списывать, хотя было что, ведь я была круглой отличницей и очень развитой девочкой, всем интересовалась, много читала и даже пописывала втихомолочку стихи... А что еще мне оставалось делать при внешних проблемах, это было абсолютное непререкаемое одиночество... В 14 лет на моем лице ко всему прочему еще и вылупились прыщи, волосы серо-мышиного цвета заплетались моей бедной мамой в унылую косу, а тут еще случился невиданный скачок в росте — я вымахала почти до 180 см и грудь увеличилась до 4 размера, это при моей — то худобе... Это был реальных крах моей жизни окончательно: высокая нескладуха с грудью и краснющим, покрытым коркой лицом с косой — это тихий ужас. Я пыталась скрывать грудь и рост, сутулясь и одевая мешковатую одежду большего размера, (лицо я и так прятала ото всех, сидя на задней парте и уткнувшись глазами в учебник). Один мальчик из класса однажды на перемене споткнулся и налетел прямо на меня, точнее на мою грудь, и сказал мне, глядя в глаза «Наташа, а ты природу любишь?», я сконфузилась, ведь я тогда сохла по этому Ромочке и ответила тихо «Да». В коридоре воцарилось молчание, все слушали разговор ловеласа Ромчика и отличницы — страшилки. Мальчик рассмеялся во весь голос и сказал «И ты ее любишь даже после того, что природа с тобой сделала?» И заржал... Все заржали... После этого случая мне впервые захотелось умереть. Но я выстояла, скорее от страха смерти, окончательно поняв, что неспособна противостоять чему-либо.

Институтские годы мне помнятся плохо: я была старостой группы, в педагогическом были девочки, в основном из деревень, они как-то меня не особо доставали, а просто тупо использовали, чтобы давала им списывать и не отмечала пропуски. Я стала взрослая, отращивала длинную челку, куталась в олимпийки с капюшонами и по-прежнему хорошо училась. Моим проводником в мир секса, а случилось это в 19 лет, стал древний преподаватель по философии — это было быстро, больно и непонятно, он принудил меня дать ему сзади сразу после экзамена, погрозив мне испортить диплом, если я откажусь и опять я не смогла сказать против ни слова... Подчинилась, унизилась. Пригрозив мне, что всем расскажет про мою «послушность», мы еще несколько раз с ним встречались на какой-то ужасной и обшарпанной квартире его друзей, где впервые сделала мужчине минет и он разорвал мою попу своим немаленьким членом. Ни то, ни другое мне не понравилось и жизнь показалась мне вообще ужасной штукой, так как последняя надежда на радость соития истаяла, как прошлогодний снег...

После вручения диплома я смогла устроиться в одну престижную частную московскую школу, через мамину подругу, там как раз учительница начальных классов, у которой был выпускной четвертый класс, ушла в декрет и им нужен срочно кто-то толковый. Мне повезло с местом. Так я думала...

У меня был еще целый месяц каникул, до начала работы, бабуля мне оставила свою квартиру и переехала к родителям, я там делала ремонт и даже радовалась началу своей взрослой самостоятельной жизни в одиночестве, уже теперь, как мне казалось тогда, абсолютном. И вот тут берет начало действительно другая жизнь...

За 31 августовский день и постоянную строительно-покрасочно-поклеительную работу в бабушкиной однушке на окраине со мной случилось чудо... Видимо из моей жизни с уходом от родителей исчез аллерген, который делал мое лицо и тело ужасающими для всех. Сначала, я сама этого не заметила, но когда, наконец-то, привела квартиру в порядок и хорошенько отмылась от побелки и грязи, из зеркала на меня смотрела молодая высокая и даже симпатичная девушка с чистой алебастровой кожей. Я сначала не поверила. Дед Мороз, видимо, наконец-то добрался... Пусть и в 22 года, пусть сквозь две попытки самоубийства, горы литературы про болезнь и отсутствующую личную жизнь, но желание исполнено. Первое, что я сделала, — забила в гугл «как стать платиновой блондинкой». С моими умениями и прекрасной варящей головой к вечеру на меня смотрела она самая, правда, немного подсожгла волосы, но это того стоило, годами некрашеные и неиспорченные волосы позволили моей гриве выглядеть просто роскошно в блонд. На утро я позвонила родителям, маму потом после новости отпаивали корвалолом, домой решила пока больше не ходить, боялась, что аллерген сделает вновь свое дело. Потом порадовала кузину, Ларчика, как мы ее все любовно называли, она была стилистом и быстро приехала, навезла разного ненужного ей модного барахла, которое я раньше даже рядом с собой не могла положить и стала натаскивать меня, как красится, что использовать для ухода и прочее и прочее.

Короче, когда я пришла на первый в моей жизни школьный звонок в качестве педагога, все увидели высокую стройную блондинку с прекрасной грудью и бешеным желанием работать. Наши школьные немногочисленные мужчины сглатывали слюну, отцы детей оборачивались, цокали языками, старшеклассники перешептывались, а я не могла в это поверить и хоть и жутко важно несла себя, все равно оставалась закомплексованной страшилкой.

С моими «первыми» детками мы нашли общий язык мгновенно, благо годы учебы и практики не прошли незаметно. Проблемы были с окружающими людьми вообще: мне сложно было со взрослыми людьми, ко мне постоянно кто-то лез, мужчины подкатывали яйца везде, женщины не давали прохода из ревности. Хотя я была маленькая кроткая мышка-блондинка и никому не досаждала.

В честь 1 сентября уж через месяц моей работы у старшеклассников была дискотека, меня припрягли как безотказную следить за порядком. Я вздохнула и согласилась.

Надо отметить, что в школу я одевалась довольно скромно, но все же подчеркивала свои формы то облегающим шелком платья, то узкой юбкой до колена. Вот и в той вечер на мне была бежевая шелковая блузка, заправленная в темную юбку карандаш, легкие чулки и туфли — лодочки, мои светлые тяжелые кудри как всегда были уложены в тугой пучок, очки я-ля героиня порно довершали мой образ. Но мне это казалось правильным и скромным. Тогда казалось.

Дискотека происходила в фойе. В остальных коридорах было темно, мы ходили проверяющими по несколько человек по школе, в остальное время пили в учительской чай с вкусностями вместе с душкой-добрячкой директором и остальными горе-проверяющими. И вот я вышла помыть чашки в туалет и услышала шаги за собой в темноте. Миг — и я прижата к стенке мужским телом. Мальчишечьим, если быть более точным, я его узнала — старшеклассник Никита Орловский, его все тут знали — надежда, блин, школы, красавчик и жуткий нахал, который ничего не боялся из-за папиных нефтяных денег. Никитос сразу залез своим жутким слюнявым языком ко мне в рот и расстегнул блузку, рукой полез ко мне под юбку. От неожиданности и как всегда чувства подчинения я разжала пальцы уронила чашки на пол. Это буйство подросткового организма продолжалось всего пару минут, пока я не услышала голос Сергея Викторовича, который разогнал неудавшегося малолетнего насильника, а меня бросился успокаивать, хотя от всего этого я даже плакать не могла, а стояла с опущенными руками и расстегнутой блузкой перед директором своей школы.

Он повел меня в свой кабинет успокаивать, закрыл дверь, чтобы я могла привести себя в порядок, налил мне чаю, я ему рассказала, как пошла в туалет, как Никита меня настиг и распустил руки, и даже зачем — то ляпнула про то, что не могу сопротивляться мужчинам.

Сергей Викторович, немного грузный, 50-летний мужчина в дорогом костюме с умными глазами все спокойно выслушал и сказал с улыбкой: «Как я понял, Наталия Михайловна, вы так и не сходили в туалет, хотя весь вечер глушили чай и вот тут со мной его попиваете?»

От неожиданного вопроса я ответила « Нееееееет, а что?»

— То есть, я так понял, что вы сейчас хотите писать?

— Эээээээ, ну да, наверное (я крайне смутилась такому повороту разговора, но сидела, пригвоздившись к стулу)

— Знаете что, Натали, вон там за аквариумом стоит прозрачный вазон из-под цветов, Верочка (секретарша) только его освободила, я хочу чтобы вы, залезли ко мне на стол, сели на корточки и помочились в него при мне!

Я чуть не упала со стула. «Эээээээээ... Зачем?» — был самый тупой вопрос, что я могла задать в такой ситуации.

Сергей Викторович улыбнулся, но при этом строго пояснил: «Натали, я с этих пор на ты буду, в ближайший час не сделаешь то, что я скажу, то вся школа узнает, что ты спишь с Орловским и ты вылетишь отсюда как пробка с волчьим билетом, пойдешь торговать в Эльдорадо испорченной бытовой техникой.»

Боже, ну какая я дура все-таки, даже не подумала, что может быть как-то иначе и что я не могу не подчинится этому строгому мужчине. Я сразу вспомнила своего философа и решила, что сейчас будет все просто, он меня трахнет и отпустит. В голове мелькнула мысль, что сейчас я вроде симпатичная и может СВ будет трахать меня спереди, а не сзади, как старик — преподаватель. Я встала с кресла и на негнущихся ногах направилась в тот угол за вазоном, СВ в это время аккуратно убрал лишнее со своего широкого стола, потирая руки от предвкушения. Я подошла к столу мс вазоном в руках и спросила, что мне надо делать. Директор закатал мне юбку до талии, снял трусики и помог взобраться на стол прямо перед ним, я была на каблуках, было жутко не удобно, но я все же села на корточки с голой попой прямо при незнакомом мужчине, он подставил мне вазон и приказал изливаться. И еще потеребил клитор. Я жутко хотела в туалет и поэтому начала ссать легко, звонко и обильно, при этом еле удерживая равновесие, чтобы не упасть и борясь со стеснением. Сергей смотрел на меня с нескрываемым вожделением и аккуратно придерживал меня за локоть, боясь, что я упаду и покалечусь.

Когда я закончила, то, краснея, попросила его бумажку. Но мужчина звонко засмеялся и сказал, что она мне ни к чему, он любит «грязных» девочек. Он помог мне слезть со стола и не выпуская из рук, развернул к себе голой попой и положил на стол. Я думала, что сейчас он мне ставит, быстро и шумно кончит и отпустит меня. Но директор и не думал, наоборот, поставив меня перед собой, он опустился в кресло, что голова его получилась как раз напротив моей попы. СВ приказал мне раздвинуть ноги. С меня все еще стекала моча и меня это очень беспокоило, ведь и так вся комната, как мне казалась была наполнена ее запахом... Но я же грязная, — тихо прошептала я, на что услышала смешок и резкий удар по попе...

Я была просто поражена, когда почувствовала между ног его язык: он слизывал с моих половых губ остатки мочи, ласкал клитор, запускал язык во влагалище, мне так приятно еще никогда не делали, я даже не представляла, что мужчина может сделать такое с женщиной, потом его язык, а к нему присовокупился еще и палец переместились в зону моего ануса, меня аж затрясло от возбуждения, я потекла так, что он посмеялся, он разрабатывал дырку моего ануса, сегодня видимо, меня снова будут трахать в жопу (гадко и грязно думала я).

Когда Сергей Викторович понял, что градус моего возбуждения достиг предела, а это было нетрудно, ибо даже я, совершенно неопытная в этих вопросах блондинистая училка, совершенно точно разобралась, с меня текло так, как с самой последней сучки, я вся дрожала от желания и мечтала, чтобы меня сейчас же, без промедления отымели грубо и сильно, и желательно подольше. Мне тогда было абсолютно все равно, кто это будет, если бы на месте СВ оказался вредный ученик Орловский или мой самый заклятый враг Ромочка, я дала бы и ему, барьеры испарились напрочь, я орала и просила еще...

Школьная учительница Натали


Закончив меня возбуждать, мой похотливый директор, резко поднял меня со стола и развернул к себе — я поняла, теперь настала его очередь получать удовольствие. «Ну что, детка, я смотрю, ты уже готова и примешь меня в свой чудесный ротик?» Он расстегнул мне блузку, грудь от неудобной позы на столе показалась из бюстгальтера, юбка и так и была задрана до талии, полагаю видок у меня был еще тот, проститутка не иначе. Произведя все эти несложные манипуляции, СВ поставил меня на колени рядом со своим стулом, так, что мой рот оказался на уровне ремня от его брюк, одной рукой он вынул заколки из моих волос и наглаживал их, палец другой засунул мне в рот, приказал при этом расстегнуть ему ширинку и взять его член руками.

Я, честно говоря, безропотно и даже с энтузиазмом проделывала все, что он мне говорил, ибо в возбуждении хотела члена не меньше, чем он хотел мне его дать в рот. При чем, это ощущение было совершенно новым для меня, так как раньше никакого удовольствия от оральных ласк в обе стороны я не испытывала. Директор, вдоволь наигравшись своим пальцем у меня во рту, заменил его на свой толстый и длинный член, зафиксировав мою голову своими руками, он начал тихонечко, потом набирая обороты, трахать меня им в рот. От него шло такое жуткое амбре, рассказывая мне историю его как минимум двухдневного поста от воды. Меня замутило, тошнота подкатывала и я стала искать глазами хоть какой-то предмет, который напоминал бы резервуар, куда можно было бы излить мое отвращение от директорского члена. Но СВ приказал мне дышать носом, не прекращая меня иметь, и вскоре я даже стала постанывать от мерзкого удовольствия, которое в общем-то приносило мне это действие: умная, образованная, воспитанная девушка стоит на коленях перед немытым мужиком и он отрабатывает на ней удар «членом в рот».

Сергей Викторович кайфовал от соития с моим ртом, но вдруг резко отстранил мою голову и приказал подняться и встать к нему спиной, разведя ноги по обе стороны его кресла. Я подчинилась, и не без удовольствия, предвкушая, что меня уже наконец-то оттрахают куда следует. СВ пошарил в своем столе и я почувствовала на своем анусе холод какой-то смазки. Директор наклонил меня, чтобы ему сподручней было разрабатывать мою дырочку и принялся за дело. Меня так никогда в жизни еще не трясло. Я, конечно, и раньше подозревала, что попка — мое самое эрогенное место, трогая себя уже в детстве Там, но страшась божьей кары за это, но чтобы до такой степени?!!! Когда в ней оказалось уже три директорских пальца, я была практически на седьмом небе от счастья... «Ну все, кажется, можно», чуть не пропел СВ и привстал с кресла, чтобы ему сподручней было мне вставлять. Он наклонил меня опять на стол, и аккуратно, промычав на ушко, чтобы я расслабила попу, залез ко мне в анус членом. Я вскрикнула от боли, но она моментально прекратилась и почувствовала какое-то особое удовольствие от подчинения и унижения, которое мне в данный момент пришлось испытывать. Не вынимая члена из меня, СВ и я, насаженная на него, аки поросенок, поменяли дислокацию. Директор опять тяжело погрузился в свое кресло, а я была на нем. Крепко обхватив меня за талию, мучитель начал сначала медленно потом быстро трахать меня, что есть мочи. При этом он мне сказал, чтобы я мастурбировала и обязательно кончила, только тогда разрядится и он. Мне хватило пары минут, я надрачивала себе клитор так быстро, я залила ему все брюки своими выделениями, а он только мычал и говорил, чтобы я продолжала. Последний удар и все кончилось... Для меня это было невероятной разрядкой, которая случилась у меня впервые в жизни... Боже, это самый счастливый момент на меня так накатило, что помутнело в глазах, я чувствовала себя в другом измерении, через несколько секунд, вернувшись в реальность, я почувствовала, что кончает и Сергей. Толчки его спермы я почувствовала наряду с сокращениями мышц своего ануса. Он шумно дышал и гладил меня сзади по растрепанным волосам. В дверь резко забарабанили, я услышала голос нашего физрука, он кричал, что Кирилл из 10 «б» в кого-то там прыснул баллончиком...
» » Школьная учительница Натали
© 2009-2017 SexReliz.com - порно рассказы и частное фото
Наверх